Интересное но не знаковое решение Европейского суда по правам человека, в котором суд пришел к выводу, что правительство нарушило свои обязательства устанавливать ограничения выезда из страны оправданно и пропорционально.
Сразу оговоримся, что рассматриваемые события относятся к периоду действия старого закона об исполнительном производстве, а доводы сторон и аргументация позиций вряд-ли на 100% применимы ко всем выносимым приставами ограничениям.

Оригинал статьи размещён на сайте Право.ру

Хлюстов против России (28975/05)

Предыстория. Заявитель, Вячеслав Хлюстов, житель Москвы, 1962 г.р., получил у некоего С. аванс за строительство дома, но истратил эти деньги на покупку квартиры и машины. 4 апреля 2003 г. Тушинский районный суд наложил арест на приобретенное жилье и постановил взыскать с Хлюстова 362 268 руб. 7 мая было открыто исполнительное производство. В 2005 г. заявитель начал выплачивать долг и расплатился полностью к июлю 2010 г.

В рамках исполнительного производства заявитель был внесен в базу должников, о чем он узнал, когда не смог улететь в отпуск в Египет; Хлюстов подал в суд, но Мосгорсуд отклонил его иск. Запрет на выезд за границу сроком на шесть месяцев налагался еще несколько раз, однако без указания срока начала запрета, из-за чего районный суд объявил запрет недействительным; 15 декабря 2005 г. запрет был снят окончательно. Конституционный суд отказался рассматривать жалобу заявителя, указав, что установленные законом ограничения не являются нарушением его конституционных прав.

Позиция заявителя. Хлюстов считал, что запрет на выезд в 2003 г. и последующие не основаны на российском законодательстве и поэтому были произвольными, а также они не следуют из закона о въезде и выезде; такой запрет был недвусмысленно прописан только в Законе об исполнительном производстве, принятом лишь в 2007 г. Запреты имели единственной целью наказать заявителя и были введены без предупреждения.

Позиция государства-ответчика. Представители России заявили, что вмешательство в права заявителя соответствовало закону о порядке въезда из РФ и выезда из РФ. Его текст был доступен заявителю, который мог предугадать возможные последствия невыплаты долга. Целью запретов на выезд было исполнение решения суда о защите прав частного кредитора, и поэтому ограничения были законными, преследовали законную цель и необходимыми в демократическом обществе, поскольку являются эффективным механизмом защиты прав частных лиц, особенно ввиду попытки заявителя скрыть собственность путем продажи автомашины своей жене (решением Тушинского районного суда договор о продаже был признан недействительным). Наконец, запреты имели срок действия всего в шесть месяцев, и заявитель знал о них, раз обжаловал каждый.

Решение. Суд в основном согласился с аргументами представителей России. Однако в первом решении ограничить право заявителя покинуть страну, причиной был указан только факт неуплаты долга, без объяснений, как запрет на выезд способствует скорейшему погашению долга, с учетом индивидуальных обстоятельств заявителя, а последующие запреты налагались автоматически. Суд пришел к выводу, что правительство нарушило свои обязательства устанавливать такие ограничения оправданно и пропорционально, в соответствии с частями 2 и 3 ст. 2 протокола №4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (свобода покидать свою страну и ограничение этого права только на основании закона и если это необходимо в демократическом обществе).

Заявитель требовал выплатить ему €1000 компенсации за несостоявшийся отдых в Турции (хотя в материалах дела говорилось о Египте), €10 000 компенсации нематериального ущерба и €5500 компенсации судебных издержек. Суд отказал в компенсации материального ущерба и постановил выплатить €2000 за нематериальный ущерб и €500 на судебные издержки.

,
Trackback

no comment untill now

Sorry, comments closed.