1б июня 2011 года Дело N° 2-2485-33-985
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Судебная коллегия по гражданским делам Новгородского областного суда … рассмотрев в открытом судебном заседании 16 июня 2011 года гражданское дело по кассационной жалобе судебного пристава- исполнителя Отдела судебных приставов Великого Новгорода Управления Федеральной службы судебных приставов по Новгородской области на решение Новгородского районного суда Новгородской области от 30 марта 2011 года, которым заявление К. удовлетворено и постановлено признать действия судебного пристава-исполнителя М., осуществляемые ею в рамках исполнительного производства 16 марта 2011 года, незаконными,
УСТАНОВИЛА:
К. обратился в суд с заявлением об оспаривании действия судебного пристава-исполнителя, указав в обоснование, что на основании решения Новгородского районного суда от 24 августа 2010 года судебным приставом- исполнителем ОСП Великого Новгорода 20 января 2011 года возбуждено исполнительное производство об определении места жительства (передаче на воспитание) его несовершеннолетнего сына К.И. с матерью – Г. 16 февраля 2011 года он обратился в Новгородский районный суд с заявлением об отсрочке исполнения вышеуказанного решения суда, однако 16 марта 2011 года, то есть в период нахождения его заявления в производстве суда, судебные приставы-исполнители под руководством М. взломали дверь в его квартиру и с применением силы Г. забрала ребенка против его воли. О проведении исполнительных действий ни он. ни его представитель извещены не были, акт о совершении исполнительных действий с участием понятых не составлялся и ему не вручался, он был лишен возможности связаться со своим адвокатом с целью его присутствия при совершении исполнительных действий. Кроме того, произведенные судебным приставом-исполнителем действия не предусмотрены ст. 105 Федерального закона «Об исполнительном производстве». В результате действий судебного пристава-исполнителя нарушены его права и права его несовершеннолетнего сына. На основании изложенного, К. просил суд признать действия судебного пристава-исполнителя М., осуществленные ею 16 марта 2011 года в рамках исполнительного производства. незаконными.

Судом по делу постановлено вышеуказанное решение.
В кассационной жалобе судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов Великого Новгорода Управления Федеральной службы судебных приставов по Новгородской области М. ставится вопрос об отмене решения суда, как постановленного с нарушением норм материального закона. При этом указывается, что действия судебного пристава-исполнителя в рамках исполнения судебного решения полностью соответствовали требованиям законодательства об исполнительном производстве.
В судебном заседании кассационной инстанции судебный пристав-исполнитель ОСП Великого Новгорода М. и представитель Управления ФССП по Новгородской области С., заинтересованное лицо Г. кассационную жалобу Управления поддержали.
К. и его представитель М.Е. в судебное заседание не явились, 15 июня 2011 года представили письменные ходатайства об отложении кассационного рассмотрения дела в связи с занятостью представителя. Принимая во внимание, что о месте и времени рассмотрения дела К. и его представитель М.Е. извещены надлежащим образом, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие, признав причин)’ неявки неуважительной.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения судебного пристава-исполнителя ОСП Великого Новгорода М., представителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Новгородской области С., заинтересованного лица Г., поддержавших жалобу, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.
В соответствии со ст.б Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительном)’ исполнению на всей территории Российской Федерации. Аналогичные положения содержатся в ст. 13 ГПК РФ.
Согласно ст.2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.
В сил)’ ст.13 Федерального закона «О судебных приставах» судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан.
Как установлено судом из материалов дела, 20 января 2011 года на основании решения Новгородского районного суда от 24 августа 2010 года, вступившего в законную с илу 15 декабря 2010 года, судебным приставом-исполнителем ОСП Великого Новгорода в отношении К. возбуждено исполнительное производство об установлении места жительства (передаче ребенка на воспитание) несовершеннолетнего К.И. с матерью Г.
Судебным приставом-исполнителем К. неоднократно предоставлялся срок для добровольного исполнения судебного решения. Последний срок определен до 9 марта 2011 года. Требования исполнительного документа должником в добровольном порядке исполнены не были. 16 марта 2011 года судебным приставом-исполнителем М. с разрешения старшего судебного пристава ОСП Великого Новгорода в присутствии понятых, представителей органов внутренних дел, органов опеки и попечительства произведено вскрытие жилого помещения без согласия должника К.. несовершеннолетний К.И. передан матери Г., о чем составлены соответствующие акты. 17 марта 2011 года судебным приставом- исполнителем вынесено постановление об окончании исполнительного производства.
Признавая вышеуказанные исполнительные действия незаконными, суд исходил из того, что при их проведении судебным приставом-исполнителем не соблюдены требования законодательства об исполнительном производстве, в частности, положения ст.ст.24, 68, 105 Федерального закона «Об исполнительном производстве», что повлекло нарушение прав должника и несовершеннолетнего ребенка.
Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, он противоречит закону и не основан на фактических обстоятельствах дела.
Как установлено из материалов дела, в соответствии со ст.30 Федерального закона «Об исполнительном производстве» на основании исполнительного листа № …, выданного Новгородским районным судом и постановившего в ОСП Великого Новгорода 18 января 2011 года, постановлением судебного пристава-исполнителя М. от 20 января 2011 года возбуждено исполнительное производство № … в отношении должника К. об установлении места жительства (передаче ребенка на воспитание) несовершеннолетнего К. с матерью – Г. Названным постановлением должнику установлен срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа, разъяснены права, предусмотренные ст.50 Федерального закона «Об исполнительном производстве», а также последствия неисполнения исполнительного документа. К. 21 января 2011 года телефонограммой уведомлен о возбуждении в отношении него исполнительного производства, копия постановления о возбуждении исполнительного производства получена им 28 января 2011 года, после 31 января 2011 года на телефонные звонки судебного пристава-исполнителя К. не отвечал. Данные обстоятельства достоверно установлены в судебном заседании и лицами, участвующими в деле, не оспаривались.
Также из материалов дела следует, что в установленный для добровольного исполнения срок требования исполнительного документа К. исполнены не были, что подтверждается соответствующими актами судебного пристава-исполнителя от 24 января 2011 года и от 2 февраля 2011 года. По истечении срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, судебным приставом-исполнителем в полном соответствии с требованиями ч.1 ст. 105 Федерального закона «Об исполнительном производстве», определяющими общие условия исполнения содержащихся в исполнительных документах требований к должнику совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий), вынесено постановление от 2 февраля 2011 года о взыскании исполнительского сбора. 7 февраля 2011 года должнику направлено требование об исполнении судебного решения в срок до 14 февраля 2011 года. 15 февраля 2011 года судебным приставом-исполнителем осуществлен выход по адресу должника. актом зафиксировано неисполнение должником требований исполнительного документа по передаче несовершеннолетнего ребенка на воспитание матери.
В силу ч.2 ст. 105 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав- исполнитель применяет к должнику штраф, предусмотренный статьей 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и устанавливает новый срок для исполнения. Если для исполнения указанных требований участие должника необязательно, то судебный пристав-исполнитель организует исполнение в соответствии с правами, предоставленными ему настоящим Федеральным законом.
Постановлением судебного пристава-исполнителя от 18 февраля 2011 года на К. наложен административный штраф за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 17.15 КоАП РФ, в этот же день в его адрес вновь направлено требование о необходимости исполнения исполнительного документа, которое должником проигнорировано. Актом судебного пристава-исполнителя совершения исполнительных действий от 9 марта 2011 года подтверждено неисполнение К. решения суда о передаче ребенка на воспитание матери на дату 9 марта 2011 года. В этот же день постановлением судебного пристава-исполнителя К. повторно привлечен к административной ответственности по ч.2 ст. 17.15 КоАП РФ.
Исходя из изложенных выше обстоятельств, принимая во внимание весь комплекс предпринятых судебным приставом-исполнителем мер, а также то, что должник требование закона об обязательности исполнения судебного решения не выполнил, на извещения и требования судебного пристава-исполнителя не реагировал, при осуществлении судебным приставом-исполнителем неоднократных выходов по месту жительства должника и нахождения несовершеннолетнего ребенка дверь в квартиру не открывал, при этом несовершеннолетний ребенок, длительное время не посещая никакие детские (образовательные, воспитательные) учреждения, постоянно находился по адресу проживания должника, назначение и производство судебным приставом-исполнителем принудительного исполнения решения суда 16 марта 2011 года по месту нахождения ребенка в квартире должника без согласия последнего в порядке, предусмотренном п.п.б ч2 ст.64 Федерального закона «Об исполнительном производстве», учитывая явное уклонение К. от исполнения вступившего в законную силу судебного решения, является обоснованным и соответствует закону.
Согласно п.п.б ч2 ст.64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником.
Требования указанной нормы закона, как следует из материалов дела, судебным приставом-исполнителем не нарушены, 14 марта 2011 года получено письменное разрешение начальника ОСП Великого Новгорода на вхождение без согласия должника К. в его жилое помещение по адресу: В.Новгород … где находился несовершеннолетний К.И., которого следовало передать на воспитание матери. Кроме того, судебным приставом- исполнителем соответствующими постановлениями от 14 марта 2011 года даны поручения по вопросу совершения исполнительных действий организациям: Управление России по Новгородской области, Новгородмежрайгаз, ММУ «Центральная городская клиническая больница», к участию в исполнительных действиях привлечены судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов.
В судебном заседании установлено, что 16 марта 2011 года судебному приставу- исполнителю, прибывшему в 07.45 на место совершения исполнительных действий по адресу: …, К., находившийся в жилом помещении, дверь в добровольном порядке на звонки и стук не открыл, что подтверждается актом судебного пристава-исполнителя от 16 марта 2011 года и не отрицалось самим К. в судебном заседании.
Таким образом, у судебного пристава-исполнителя имелись предусмотренные законом основания для вскрытия жилого помещения без согласия должника, вхождения в жилое помещение и осуществления передачи несовершеннолетнего К.И., находившегося в данном помещении, его матери. Указанные исполнительные действия совершены судебным приставом-исполнителем в соответствии с требованиями закона, с участием понятых М.М.С. и Г.Д.С., в присутствии участкового инспектора ОМ-1, представителя комитета по опеке и попечительству Администрации В.Новгорода, а также в присутствии взыскателя Г. и должника К., что подтверждается соответствующими актами от 16 марта 2011 года.
В связи с изложенным довод заявителя о нарушении его конституционных прав, в частности, на неприкосновенность жилища, несостоятелен. В настоящем случае проникновение в жилое помещение должника для проведения исполнительных действий без его согласия и без согласия других проживающих в этом жилом помещении лиц было осуществлено судебным приставом исполнителем в рамках полномочий, предоставленных ему направленной на судебную защиту прав взыскателей в стадии исполнения судебного решения нормой федерального закона, то есть закона, который предусмотрен ст.25 Конституции РФ. Ссылки на нарушение права на личную неприкосновенность также безосновательны.
Вывод суда о том, что судебным приставом-исполнителем, в нарушение ч.З ст.68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» произведены действия по отобранию ребенка у отца, то есть действия, не предусмотренные данной нормой права, противоречит закону. Перечень мер принудительного исполнения, установленный в статье 68 указанного Закона, не является исчерпывающим. В силу п.п.11 ч.З ст.68 Закона судебный пристав-исполнитель, помимо прямо перечисленных, вправе совершать иные действия, предусмотренные федеральным законом и исполнительным документом. В настоящем случае действия судебного пристава-исполнителя полностью отвечали требованиям исполнительного документа — передать несовершеннолетнего К.И. на воспитание матери – Г., были совершены в соответствии с законом и, как установлено вступившим в законную силу решением суда от 24 августа 2010 года, в интересах ребенка.
Довод заявителя о нарушении судебным приставом-исполнителем при совершении исполнительных действий 16 марта 2011 года требований ст.ст.24, 35 Федерального закона «Об исполнительном производстве» об извещении должника и предоставлении удобного для него времени для совершения исполнительных действий также является несостоятельным. К. о возбуждении исполнительного производства был уведомлен надлежащим образом, требования судебного пристава-исполнителя об исполнении решения суда им были получены, что подтверждается материалами исполнительного производства. При тех обстоятельствах, когда должник в течение длительного периода времени прямо уклонялся от исполнения исполнительного документа, а положения ст. 105 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в их системной связи с нормами статей 64, 68 данного Закона предусматривают в таких случаях и в целях защиты прав взыскателя совершение исполнительных действий принудительного характера без согласия должника, судебная коллегия приходит к вывод}’, что нарушений закона судебным приставом-исполнителем не допущено. Кроме того, К. лично присутствовал при совершении исполнительных действий 16 марта 2011 года по передаче несовершеннолетнего ребенка матери, его права, предусмотренные ст.ст.50, 53 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в том числе право участвовать в исполнительных действиях, заявлять ходатайства, знакомиться с актами исполнительных действий, материалами исполнительного производства, нарушены не были.
Вывод суда в решении о неправомерности совершения исполнительных действий 16 марта 2011 года, то есть в период, когда в производстве суда находилось заявление К. о предоставлении отсрочки исполнения решения суда от 24 августа 2010 года, также не основан на законе и противоречит фактическим обстоятельствам дела.
В соответствии со ст.38 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель вправе отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения по заявлению взыскателя или по собственной инициативе на срок не более десяти дней. Судебный пристав- исполнитель обязан отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения на основании судебного акта.
Как видно из материалов дела, с письменным заявлением об отложении исполнительных действий в ОСП Великого Новгорода стороны исполнительного производства не обращались, в судебном заседаний при рассмотрении заявления об отсрочке исполнения решения суда К. ходатайства об отложении исполнительных действий либо о приостановлении исполнительного производства не заявлял, судебный акт по данному вопросу не принимался.
Таким образом, предусмотренные законом основания для отложения исполнительных действий в настоящем случае отсутствовали. Сам по себе факт нахождения на момент совершения оспариваемых исполнительных действий в производстве суда заявления К. о предоставлении отсрочки исполнения судебного решения не может являться основанием для признания действий судебного пристава-исполнителя при совершении исполнительных действий 16 марта 2011 года незаконными.
При изложенных выше обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что действия судебного пристава-исполнителя при осуществлении 16 марта 2011 года исполнительных действий по принудительному исполнению решения суда от 24 августа 2010 года по передаче несовершеннолетнего К.И. на воспитание матери — Г. совершены в соответствии с законом и в пределах предоставленных полномочий. Оснований для удовлетворения заявления К. у суда не имелось. Суд при рассмотрении настоящего дела неправильно применил нормы материального права, неверно определил юридически значимые обстоятельства, что повлекло вынесение незаконного решения. В связи с этим решение суда подлежит отмене.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения настоящего дела, установлены на основании имеющихся материалов, судебная коллегия считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по дел)’ новое решение, которым в удовлетворении заявления К. об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя отказать.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 360-367 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Новгородского районного суда от 30 марта 2011 года отменить. Постановить по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления К. об оспаривании действий судебного пристава- исполнителя М., осуществленных 16 марта 2011 года в рамках исполнительного производства, отказать.

, ,
Trackback

no comment untill now

Sorry, comments closed.